Тризна
Регистрация ... Войти

slavyanskij-oberegi-arnament-dlya-sajta-7p

Граница страницы, сайт славянских оберегов

Осень пришла тихой поступью, укрыв дом шалью скорби. Власта места себе не находит, вроде, как плакать надобно, да только глаза сухие у неё — слёз не осталось. Нет больше у неё отца, хоть и взрослая совсем, а сиротой осталась. Завтра костёр в деревне разведут ритуальный, тело отца сжигать будут, а пепел над рекой развеять, да в поле чистом. А потом начнётся тризна, бороться будут все добрые молодцы, сойдутся в бою равном и честном, чтобы честь отцу её, Добромиру отдать. Знатным охотником он был, защитником всех слабых и обездоленных. Помнит Власта, как отец с охоты возвращался, и перво-наперво дичь нёс сиротам и вдовам. Небогатой семья у них была, но гостям были рады всегда, еда на всех находилась. Добромира все в деревне любили и уважали, а детей его баловали, и пакости разные детские прощали. Власта, и брат её, Гордей, росли детьми послушными, добрыми и к труду прилежными. Отец их и на охоту брал, разным премудростям учил, и на лодку, рыбу ловить. Хоть и качали в деревне головы женщины, а Власта любила за отцом хвостом ходить, с братом состязаться в стрельбе из лука. Да и хозяйка из неё чудесная была, а уж стряпню её отец и брат хвалили, а они уж точно не солгали бы. Да и шить Власта умела, и вышивать узоры всякие. Вон отцу и Гордею рубашки белые с красными оберегами своими руками вышила, чтобы уберечь от хвори всякой, да только видимо плохо вышила. Не уберегла рубашка батюшку, лежит бледный и холодный в горнице. Завтра тризна будет и Гордей биться пойдёт, мастерство своё показывать. Завидует ему Власта, ей тоже хочется почтить память отца, а ей только в стороне стоять придётся и смотреть. Не бабское это дело мечом размахивать да из лука стрелять. Власте и обидно, и горько. Только тешит себя надеждой, что, когда- нибудь, когда она руках сына своего держать будет, наречёт его Добромиром. Научит его всему, чему её с братом отец научил. И непременно вырастет её сын таким же добрым и сильным, каким был его дед.

Тризна – что это такое?

Древние славяне имели чёткое представление о том, что душа человека бессмертна, и после смерти она переходит в мир Нави, а затем, путешествуя по Золотому мосту, находит свою обитель уже в новом месте. Для того, чтобы душе удалось продолжить взросление, нужно было для этого жить правильно и следовать при жизни всем законам богов. Естественно у древних славян были особые ритуалы, связанные с погребением и отпеванием усопшего. В данной статье мы поговорим именно об этом.

Раньше, в период расцвета языческих верований, тело усопшего попросту сжигали, а затем пепел развевали на ветру. В частности, делали это на берегу реки, или в чистом поле, но суть даже не в этом, а в том, что для наших предков, именно огонь был своего рода порталом в загробный мир. После сжигания тела, проводились ритуалы в честь памяти усопшего. Совокупность именно этих ритуалов, называли Тризной.

Тризна — это та часть погребальных ритуалов, которые проводились на месте погребения, после того, как тело уже было сожжено. В число таких ритуалов входили песни, танцы, бои и многие другие состязания. Проводились они в честь умершего человека, и в них участие принимали не только его родственники, но и все жители деревни. Тризна была характерна для племён восточных славян.

Этимология слова.

Естественно наши предки не стали бы просто так, из воздуха называть столь важную часть своего быта. Этимология слова тризна, увы, так до конца и не ясна учёным, они всё никак не могут прийти к одному знаменателю. Было выдвинуто множество теорий о происхождении этого слова. Давайте рассмотрим парочку из них. Итак, известный славист Марк Фасмер высказывал своё соображение касательно того, что слово тризна происходило от праславянского «tryzna». Он утверждал, что произошло чередование гласных, и первоначальной формой и исходником было слово «травить», что означало поминальное угощение. То есть речь шла о поминальном застолье, которое устраивают до сих пор. Второй славист, Измаил Срезневский, предполагал, что название обряда означает некую ритуальную борьбу, состязание, награду, подвиг в честь умершего. Некоторые исследователи, например, такие, как Фортунатов и Мейе, считали, что исходным было слово «trizna». Это слово являлось родственным с древнеисландским словом «strið», что в переводе означает войну и спор. Российский лингвист, Олег Трубачёв искал корни названия тризна в числительном «tri». По его мнению, название обряда происходила от традиции приносить в жертву исключительно трёхгодовалого животного. Владимир Топоров, предполагал, что тризна обозначала три вида состязания, таких как, например, троеборье. Он также подчёркивал, что в жертву могли приносить три разных животных, которые могли выступать в роли символом всех трёх миров: небесного, земного и подземного. Ещё одна интересная теория принадлежит Рале Цейтлин, которая предложила разбить название обряда тризна на два слова «три» и «изна». В первом случае, три это три, то есть числительное, а слово «изна» можно трактовать, как «вознаграждение». То есть согласно этой теории, тризна — это тройное вознаграждение. Как говорили в известном сериале «Секретные материалы» — истина где-то рядом.

Исторические сводки и упоминания.

Чтобы у читателя не создалось такое ощущение, словно обряд с таким названием, был придуман только недавно неоязычниками, и теперь тиражируется, как исконно славянский обряд, автор статьи спешит привести исторические сводки. Итак, мои дорогие, такой обряд, как Тризна упоминается в историческом памятнике «Повесть Временных Лет». Первое упоминание этого праздника, находится в не датированной части этой рукописи, которая рассказывает о жизненном укладе и быте славян.

Второе упоминание этого обряда датируется приблизительно 945 годом, и повествует о тех погребальных ритуалах, которые были проведены княгиней Ольгой, над телом её покойного супруга. Здесь же описывается месть, которая была совершена по отношению к роду древлян, так, как именно они убили князя. Последнее упоминание об обряде датируются 969 годом, когда описываются похороны самой княжны Ольги.

Описание обряда.

В первую очередь, тризна проводилась для того, чтобы защитить живых от посягательств тёмных сил. В этом есть свой смысл, особенно, если учитывать, что во время утраты близкого человека, люди становятся эмоционально очень уязвимыми. И для того, чтобы бесам не удалось захватить господство над душами людей, необходимо было провести Тризну. Тем более, эта совокупность ритуалов облегчала душе переход в иной мир. В современном языке слово тризна трактуется, как синоним поминальных застолий.

Помимо поминальных застолий, в число ритуалов Тризны входило: процесс омовения тела усопшего, его одевание в парадную одежду, ритуальное бдение, и в дальнейшем уже сожжение тела. Сжигали кстати тело на особом помосте, который называли крадом. Затем устраивались игрища и разные состязания, чтобы почтить память ушедшего и развеселить остальных. Подобные традиции существовали и у других народов, например, у греков.

Мы уже вдоволь поговорили о Тризне, о том, как приблизительно она могла проводиться, и откуда собственно и берёт начало этот праздник. Но давайте, теперь взглянем на похоронные процессии древних славян, с другой стороны. Задумаемся, почему всё же тела усопших сжигали и какой сакральный смысл вкладывали в это действо наши предки.

Огонь в жизни наших предков занимал главное место. Древние славяне были огнепоклонниками. Огонь был животворящей и созидательной энергией, очищающей душу от всякой скверны. Все ритуалы, все поклонения богам в разных храмах не проходили без огня. Для древних славян вселенная была создана в кузнице Праотца Сварога, а в кузнице у нас что? Правильно — огонь. Первые боги появились от искр — это тоже огонь. Всё, что окружало в старину славян, всё было проявлением первозданной стихии. Даже любовь для наших предков была проявлением огня. Однако, огонь мог быть разным в их понимании: и согревающим, с обжигающим, и ласковым, и свирепым. Стихия была дуалистичной в представлении славян. Она могла созидать, но и разрушать, однако тоже могла. Смерть человека, трактовалась, не как окончание самой жизни, а как переход души в иное измерение. Поэтому, для того, чтоб помочь душе покинуть обитель смертного мира, тело сжигали. Костёр разводили просто огромным, так, как в старину славяне верили, что по огненному столпу, что устремлялся в небо, душа уходила в иной мир. Тем более, огонь служил не только своего рода телепортом между мирами, но и как очиститель. Душа должна была избавиться от грехов, сотворённой смертной плотью, с помощью священного пламени. Без этого, душа не могла бы перейти в загробный мир, так как оказалась бы просто недостойна этого. После сожжения тела, прах развевался по ветру, это символизировало возвращения плоти к плоти, так, как тело человека — это часть мира Яви, а душа принадлежит небесной материи.

В похоронных ритуалах древних славян важным атрибутом так же служила лодка, или ладья. По преданию, для того, чтобы оказаться в мире мёртвых, душе предстояло переплыть речку Смородину. После этого, душа усопшего оказывалась в том месте, которое было ей уготовано. По некоторым верованиям, душа пересекала реку проходя по Калиновому мосту. Но всё же некоторые славянские племена сжигали своих усопших в лодках. Но, всё это может показаться читателю недоказанным. Автор попытается привести исторические сводки, и описание погребальных ритуалов у славян, которые были запечатлены иностранными путешественниками и учёными, в своих трудах.

У древних славян ещё в восьмом веке существовал обычай, когда при сожжении на костре тела мужчины, его жена по своей воли принимала смерть, чтобы быть сожжённой вместе со своим мужем. Этот обычай основывался на том веровании, согласно которому, женщина могла вступить в так называемый языческий рай, только вместе с мужем. Подобный поступок вызывал у всех одобрение и уважение. Подобный ритуал был широко распространён у балтийских славян, а также у северо-западных народов.

Масуди, арабский автор, который жил в десятом веке, пишет о том, что на Руси, у словенов и сербов было принято сжигать своих усопших, а вот дунайские болгары, по его описанию могли по своему усмотрению и сжечь, и похоронить тело в землю. Лев Диакон из Византии, описывает как воины князя Святослава сожгли тела своих павших соратников. Существует исторические свидетельства подобного ритуала в Польше во времена правления князя Мечислава. Согласно «Повести временных лет», племена кривичей, северян и радимичей, ещё в десятом веке сжигали своих покойников, тогда, как племена древлян и полян хоронили.

Подобные исторические сводки позволяют утверждать, что всё же исконные славяне сжигали тела усопших. После сожжения, останки обычно хоронились в неглубоких могилках. С началом великого расселения славянских народов, которое датируется шестым веком, появились и многочисленные различия в погребальных ритуалах. Например, в центральной части славянских земель стала практиковаться особенность захоронения останков в курганах. Они представляли собой единое пространство, где хоронили всех, просто для каждого усопшего вырывалась отдельная ямка. В юго-восточной части Славии курганное захоронение не прижилось, но зато там распространился обычай просто хоронить не сожжённые тела в земле. По мнению исследователей, подобное сочетание столь разных способов захоронения уходит своими корнями в римскую эпоху, и заимствован он из верований иранских народов. Симбиоз культур происходил на рубеже второго и четвёртого века, на территории Северного Причерноморья. В этом нет ничего странного, так, как когда две культуры существуют рядом с друг — другом, то невозможно избежать взаимодействия языков, культуры, традиций и религиозных представлений. Так, например, приставка «бог» перешла к славянам, от иранских народов. Отсюда и появились Стрибог, Даждьбог. Таким образом судить о том, что традиция захоронения мертвых у славян является результатом христианского влияния в корне ошибочна, так, как этот ритуал существовал задолго до прихода православия на землю славян. Постепенно обряд сожжения усопших сошёл на нет. Данное действо датируется одиннадцатым веком, и здесь конечно уже не обошлось без вмешательства новой религии — христианства.

Ибн-Доста, арабский автор, живший в девятом веке, писал в своей работе «Книга драгоценных драгоценностей», что у славян было принято сжигать тела усопших. А вот при описании ритуала захоронения у русских, данный автор описывает, что когда умирал зажиточный русский, то, его хоронили его в могиле похожей на дом. Туда вместе с телом хоронили одежду, драгоценности и другие ценности. Так же в могилу укладывались припасы с едой, и напитки. Вместе с усопшим данной могиле располагалась и жена усопшего, будучи ещё живой. Могилу закрывали, и женщина умирала в заточении. Данный автор, так же подчёркивает, что подобное явление было основано на добровольном решении самих жён.

Весьма интересное описание о ритуале погребения у русов, даёт нам арабский путешественник, Ахмед Ибн — Фадлан. Он побывал на побережье реки Волги. Данное действо датируется приблизительно 921 годом (возможна неточность в один год). Во время своего путешествия Фадлан познакомился с русскими купцами, при этом он стал свидетелем похорон. Автор уточняет, что описанные им похороны принадлежали зажиточному и весьма богатому человеку. Похороны богатых отличались своей многоступенчатостью ритуалов, тогда как, для похорон бедняка сколачивали лодку и просто сжигали тело в нём.

Похоронная процессия богатого человека начиналась следующим образом: для начала тело на десять дней укладывали в могилу с настилом. Туда же укладывали припасы с едой и хмельные напитки. В течение десяти дней происходило деление нажитого покойником богатства. Треть от имущества отходила к семье усопшего, на треть средств шили богатый, похоронный наряд, а остальная треть тратилась на изготовление хмельного напитка, которое использовалось для поминания умершего. В этот период сопутствующими элементами подготовки к похоронам, считались музыка, пьянство и сексуальная свобода.

Принадлежащим умершему рабыням и рабам задавали вопрос, кто из них был готов последовать вслед за своим господином. Обычно, на такое соглашались девушки. К добровольной жертве приставляли в услужение двоих девушек, которые должны были быть с ней повсюду. Арабский путешественник даже описывает, что эти девушки мыли жертве ноги своими руками. Перед погребальной церемонией жертва могла сполна насладиться всеми радостями жизни: петь, танцевать, есть и пить самое лучшее и предаваться плотским утехам.

Погребение руса, которое было описано Фадланом, скорее всего проводилось в походных условиях. Именно поэтому, его хоронили в его корабле, где был устроен шалаш. Сам корабль был вытащен из воды на землю и закреплён на своего рода помосте. Туда приводили разных животных: собак, петухов, лошадей и коров. Все они разделывались на две части, а их мясо бросалось в шалаш. Вокруг корабля свои шатры располагали ближайшие родственники умершего. В день похорон, выбранная в жертвы девушка, ходила от шатра к шатру, где каждый мужчина вступал с ней в половую связь. И делалось это якобы из любви и уважения к усопшему её господину. Затем девушку три раза поднимали за ноги эти же мужчины, и она произносила ритуальные фразы, где она рассказывала о том, как видела своих отца и мать, своего господина в великолепном саду, который звал её к себе. Затем девушке давали выпить два кубка с хмельными напитками. Испивая первый кубок, жертва прощалась со своими подругами, а второй кубок служил скорее прощанием с жизнью, так, как после его распития девушку увели в шалаш шесть мужчин. Всё процессию возглавляла старуха, которую именовали ангелом смерти. Снаружи оставшиеся мужчины начинали бить в свои щиты, чтобы никто не слышал вопли убиваемой девушки. Внутри шалаша сначала происходило половое сношение всех шести мужчин с жертвой, а затем её уложили рядом с телом её господина. Двое мужчин держали её руки, двое мужчин ноги, а остальным в руки старуха давала верёвку, которой они душили девушку, в то время, пока старуха тыкала ножом под рёбра жертвы. После сам корабль был сожжен, а на его месте затем был сооружён своего рода холм, где был поставлен деревянный памятник, в виде столба, и на нём написали имя умершего.

Конечно, вышеописанный сюжет из рассказа арабского путешественника относится уже к началу десятого века, но всё же это то же часть нашей культуры и истории. Оно показывает, как за несколько веков изменились ритуалы и представления о погребальных церемониях у древних славян. Что-то может показаться читателю очень пугающим и просто ужасным, но не стоит забывать о том, что каждое действие было свойственно своей эпохе, а у каждой эпохи своё мышления и представление. Во всяком случае, смерть не была чем-то пугающим для наших предков. Песни, танцы, распитие хмельных напитков и свободные половые сношения указывают совершенно на обратную реакцию. Ни в одной доподлинно известной исторической сводке не упоминается о ритуале плача над усопшим. Это пришло уже с христианством.

Граница страницы, сайт славянских оберегов

Комментарии: